Заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам.(часть3)

Принципиально важно, чтобы программа повышения производительности труда осуществлялась в тесной координации с мерами по подготовке кадров и развитию предпринимательства.

Я бы ещё добавил, что мы здесь тоже предложили, и это отражено в материалах, что эта отрасль может существенно больше, чем сейчас, создавать продукции, в том числе экспортных услуг. Если реализуются даже небольшие инвестиции в эту отрасль, относительно небольшие, то к 2024 году можно получить три миллиарда долларов дополнительно экспортных услуг. Она будет работать на стабилизацию нашего внешнего торгового баланса, менее зависимого от нефти, этот сектор тоже может дать свой вклад.

Отметил бы, что эта отрасль сегодня в мире и среди других отраслей считается одной из самых инновационных. Объём инвестиций в НИОКРы в области фармации и биотехнологий превосходит в разы любые другие инвестиции в разработки и даже в оборонные исследования. Таким образом, закупка оборудования сюда, как и повышение уровня технологий в этой сфере, по сути, это государственный спрос, который в целом повышает производительность всей экономики.

Поэтому я тоже поддерживаю предложение об увеличении расходов на отрасль здравоохранения: это через повышение качества здоровья населения с точки зрения и отдачи в экономике – это, кстати тоже повышает производительность труда – уменьшается количество больничных, повышается трудоспособность. Кроме того, это и создаёт совершенно новые импульсы инновационным трендам у нас в России. Повторяю, даёт и новые возможности.

Мог бы отметить ещё несколько вещей, но в целом они названы. Например, мы считаем, что можно удвоить количество патентов в области фармацевтических изобретений и, таким образом, сделать новый вклад в развитие технологий в России.

Но, конечно, последний момент, это улучшение работы в части здорового образа жизни, то есть инвестиции в эту сферу, казалось бы, которая должна быть заботой каждого человека, может существенно улучшить здоровье нации и, как я сказал, производительность. Плюс целый ряд подпроектов, которые здесь названы, связанных с повышением заботы о хронических больных, которой у нас недостаточно сегодня: обеспечение в том числе их лекарствами, восстановительные процедуры, предиктивная медицина. В целом мы тоже участвовали в прописывании этих проектов, поэтому их поддерживаем.

В.Путин: Хорошо.

Пожалуйста, прошу Вас.

А.Калинин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мы считаем, что повышение производительности труда – это, наверно, сейчас главная задача для роста экономики страны. По оценкам экспертов «Опоры России», у нас на сегодняшний день в промышленности где-то 40 процентов времени используется производительно, а 20 процентов уходит на нерациональное использование труда, 20 процентов – на обеды, перекуры, и 20 процентов теряется на низкой интенсивности труда.

При средней зарплате 36 тысяч рублей в России мы говорим о том, что сегодня более двух триллионов рублей ежегодно фактически потребители платят за непроизводительные расходы только в промышленности. Соответственно, это сдерживает и конкурентоспособность нашей продукции – такие гигантские цифры – и, кроме того, это не даёт возможности существенно повышать заработную плату тем людям, которые заслуживают того, чтобы им повысить.

Мы считаем, что главный вопрос на первом этапе, который не требует бюджетных ассигнований, – это вопрос научной организации труда, которая великолепно развивалась, в том числе во времена Советского Союза. Но в научную организацию труда нужно вовлечь собственников, менеджеров и работников предприятий. Для этого нужно решить три задачи: организационную, мотивационную и культурологическую.

В организационном плане мы считаем по примеру большинства стран мира создать национальный комитет по повышению производительности труда, который должен возглавить государственный деятель с высоким статусом. К примеру, в Сингапуре такой национальный комитет возглавляет заместитель премьер-министра, в Пакистане – министр промышленности. В национальные комитеты входят и на уровне регионов соответствующие чиновники высокого статуса. Мы согласны, что в регионах должны создаться учебные центры по пропаганде и обучению научной организации труда.

Кроме того, на правительственном уровне определяется методика, каким образом будет замеряться производительность труда, а также назначается санкция за искажение показателей по производительности труда. Формируется резерв предприятий, которые готовы на добровольной основе вступить в программу по производительности труда. Для того чтобы они добровольно вступали, есть мотивационная составляющая, которая включает комплекс мер. Какие это могут быть меры, с нашей точки зрения?

Во-первых, это компенсация процентных ставок, допустим, до пяти процентов, которая действует сейчас в Министерстве сельского хозяйства. И если предприятие вошло в систему по производительности труда и действительно оно улучшает производительность труда и берёт затем кредитные средства финансовых институтов уже на закупку технологий, то только в этом случае, при соблюдении показателей и то, что покупается эта технология, ему компенсируется процентная ставка. Опыт сельского хозяйства показывает, что такой механизм крайне востребованный.

Кроме того, могут быть использованы такие меры, как налоговый вычет. Если в качестве замерителя производительности труда взять именно добавленную стоимость, которую предприятие сгенерировало дополнительно, то есть фактический налог, который дополнительно поступил в государственный бюджет, только в этом случае предприятие может получить налоговый вычет по НДС в сумме, меньшей той, чем оно дополнительно перечислило в бюджет за прошедший период в результате внедрения мероприятий по производительности труда.

Культурологические аспекты должны заключаться прежде всего в пропаганде необходимости повышения производительности труда в рамках государственного заказа в средствах массовой информации, а также реализации обучающих программ по аналогии с научной организацией труда, существовавшей в Советском Союзе. Кроме того, необходимо создание порядка, с нашей точки зрения, где-то 100 тысяч новых учебных мест в вузах, готовящих специалистов по научной организации труда.

Ещё раз подчеркнём, что качественное изменение ситуации возможно только массовым движением и вовлечением в этот процесс не только государственных управленцев, но также собственников, менеджеров и работников предприятий, и мы готовы в рамках нашего бизнес-объединения подключиться к этому вопросу. Но здесь нужно действительно решение на государственном уровне, и замечательно, что этот вопрос включён в приоритетные вопросы стратегического развития нашей страны.

В.Путин: Спасибо.

Леонид Михайлович, пожалуйста.

Л.Рошаль: Владимир Владимирович, во-первых, огромное спасибо за приглашение.

Должен сказать, что весь блок, который занимается здравоохранением у Вас, начиная с президентской Администрации, Совета Федерации, Думы, Правительства, Минздрава, работает очень напряжённо, в бесконечных дискуссиях, не соскучишься. Я слушал сейчас Веронику Игоревну и без всякого подхалимажа говорю, что восхищался: она все цифры знает наизусть не хуже Татьяны Алексеевны и мыслит прекрасно, стратегически, как специалист, доктор высочайшего уровня, причём не по подсказке помощников, а придумывает всё сама, и со своими убеждениями.

Мы иногда спорим: мы правда придём к персонифицированной фармакотерапии и регуляционной медицине, ко всему тому новому, что было в докладе и, может быть, не совсем понятно, заоблачно. Но нужно время, и нужна вера, и нужны оптимисты. Её иногда поругивают, что всегда при встрече с Вами, благодаря ТВ, говорит только о достижениях и не говорит о проблемах, и не показывают по телевизору её слёз после заседания Правительства, когда она оттуда выходит и когда не может добиться того, чего хочет добиться.

При этом необходимо решать массу ежеминутных проблем, участие в бесконечных заседаниях, на фоне отсутствия единой структуры в управлении здравоохранением, политики губернаторов, которые законодательно отвечают за здравоохранение и ведут свою линию.

Представим себе, что так была бы построена армия. Как бы себя сегодня чувствовал уважаемый Сергей Кужугетович? А мы ещё почище армии, потому что у нас каждый день жизнь или смерть, поэтому, например, во многих странах разрешение на профессиональную деятельность имеют только врачи, которые являются членами единого врачебного сообщества. Общество отвечает за них, они отвечают перед обществом. Каждый год они исключают из своих рядов, кто нарушил этические нормы или единые правила диагностики и лечения, поэтому там в целом порядок. А у нас? Если мы хотим, чтобы наши результаты лечения и уровень организации здравоохранения были такие, как там, то финансирование здравоохранения нужно довести хотя бы до пяти процентов ВВП. Не десять-пятнадцать, как там, в евро, а хотя бы до пяти в рублях, а не три-четыре процента, как сейчас. Этого, конечно, не понимают, уже неоднократно говорил уважаемый Антон Германович.

Вы знаете, Вероника Игоревна сегодня мне напомнила Владимира Ильича с его планом ГОЭЛРО. На фоне множества проблем он как бы фантазировал, но ГОЭЛРО состоялась, пока не пришёл Чубайс. Мы прекрасно понимаем сегодняшнюю ситуацию. Давайте хотя бы помечтаем. Нам нужно сделать так, чтобы российский народ был доволен здравоохранением. Народ не доволен кадровыми проблемами в здравоохранении, которые выходят за рамки возможностей министерства, и профессиональной подготовкой массы врачей на фоне наличия прекрасных специалистов, не уступающих западным по своей квалификации. Ни одно прежнее Министерство здравоохранения не работало в таких сложных условиях, как сегодня.

Не понимаю до конца, какими героическими усилиями мы добиваемся улучшения показателей на фоне непродуманной до конца прошедшей оптимизации. Это отдельный вопрос. Мы отчётливо понимаем, что стране сейчас сложно, сложно и нам. Мы не скрываем, что это всё на фоне недофинансирования здравоохранения, нарастающего кадрового дефицита в практическом здравоохранении, общих нерешённых вопросов высшей школы и квалификации врачей.

Кстати, у нас нет чёткой государственной программы, когда мы выйдем из кадрового дефицита. «Когда‑то потом» народ уже не устраивает. Сегодня, особенно в первичном звене, это близко к катастрофе. Нам нужна такая программа. Если можно это внести в решение сегодняшнего совещания, было бы хорошо.

Вторая программа, без которой невозможно движение дальше и которая должна быть оформлена как государственная программа, – это весь круг профессиональной врачебной деятельности, которой сейчас активно стал заниматься Минздрав и крупнейшее врачебное объединение России – Национальная медицинская палата.

Вообще, во всех ведущих странах минздравы не занимаются профессиональной деятельностью. Это всё передано профессиональным организациям с ответственностью за уровень подготовки специалиста. И мы благодарны Вам, Владимир Владимирович, за поручение. Уже за оставшиеся полтора года законодательно оформят пошаговый переход к саморегулированию профессиональной деятельности: пошагово, не торопясь, с оглядкой, чтобы не наделать глупостей. И мы просим Думу способствовать этому.

Как первый шаг мы отрабатываем с Минздравом систему государственной общественной формы управления профессиональной деятельностью. По задумке, все документы, которые касаются профессиональной деятельности, уже сейчас, до подписания, обсуждаются с Национальной медицинской палатой как экспертным сообществом. Это хорошо.

Посмотрите, что мы конкретно совместно сделали? Изменили систему последипломного образования, между прочим. Врач должен учиться всю жизнь, а не один раз пять лет, как было. Но эта система должна быть удобной врачу и требует законодательного закрепления. Мы разрабатываем профессиональные стандарты по всем направлениям профессиональной деятельности: что конкретно должен знать, уметь и делать окончивший институт или ординатуру. Такого ещё не было.

Работа оказалась тяжёлой. Сегодня эти стандарты подготовлены уже по 30 специальностям, и в этом году закроем всё. Мы привязываем профессиональные стандарты к конкретному месту работы, поэтому работа ещё будет продолжена, возможно, не один год. И нужно сказать спасибо Вашему Совету, который возглавляет Александр Николаевич Шохин, и Минтруду за совместную нашу работу.

На основании профессиональных стандартов пересматриваются образовательные программы, при этом следует решить вопрос материально-технического оснащения учебных заведений – я сам видел – и повысить базовые тарифы со второго до третьей группы, с 76 до 126, это было бы справедливо. Это же касается и ординатуры, потому что мы опять позади. Аккредитация специалистов из теоретической плоскости сегодня перешла в практическую, сегодня мы говорим о новом подходе к допуску профессий, созданы аккредитационные комиссии во всех регионах, где есть учебные заведения, и возглавляют их представители врачебных объединений, входящих в Национальную медицинскую палату.

Мы говорим: учат они, принимаем в профессию мы. Мы чётко сказали, что рекомендованные ранее стандарты лечения никакого отношения к лечению не имеют, это медико-экономические понятия, их надо было заменить на клинические рекомендации, протоколы лечения, которые в соответствии с законом разрабатывают и утверждают профессиональные организации, их сегодня уже более 1200. Эта работа будет продолжена, и это положение должно найти отражение в законе.

Нами разработана и внедряется лучшая в мире система независимой профессиональной экспертизы, основанная на обезличенности документов и экстерриториальности, говорю с полной ответственностью, и всё это должно тоже лечь в специальную программу. Мы работаем, но есть и проблемы. Прошу, снимите с нас непосильную административную ответственность, нас штрафуют буквально все, этого нет ни в одной другой специальности.

И своё, личное мнение ещё раз: давайте уберём ненужную нам систему страховых компаний, которые как пиявки сидят на нашем теле и не приводят к улучшению качества и доступности медицинской помощи. Сегодня в одном нашем учреждении 12 страховых компаний. Каждая приходит в свободное для себя время, отрывает от работы. И, по сути дела, на качество оказания помощи не влияет. Это только внешнее оформление документов.

Вы, Владимир Владимирович, говорили, что у нас надо создать страховую систему. Согласен. Но я спрашивал у страховщиков, что это такое сегодня, и ни один не ответил, что это такое в наших сегодняшних условиях. И, пожалуйста, Владимир Владимирович, надо остановить повышение зарплаты медиков за счёт оптимизации. Антон Германович этого не хочет слышать. Думаю, доведёт.

Простите, если что не так. Спасибо за внимание

В.Путин: Спасибо Вам большое.

Владимир Евгеньевич, пожалуйста.

 

В.Фортов: Я вслед за Леонидом Михайловичем тоже хочу поблагодарить Веронику Игоревну, но не за её слёзы и за то, что она похожа якобы на Ленина, а за то, как она много делает для того, чтобы внедрять научные достижения в медицину. Вы знаете, это очень серьёзное дело. И то, что сегодня в нашей Академии медицинская часть и физическая, и математическая, и биологическая работают вместе, – это даёт очень сильный эффект, и мы это видим.

Мы подготовили вместе с Министерством, ФАНО и Академией наук некую программу, которая называется «Физика в медицине». Дело в том, что уровень понимания, описания и умения формулировать и создавать приборы и оборудование в физике очень высок, Вы это хорошо знаете. И применение этого для здравоохранения открывает очень большие возможности.

Приведу несколько примеров. Вот эта плазма, которая в лампах горит, обладает таким свойством, что электронная компонента горячая, а ионная компонента холодная. Это позволяет очень эффективно убивать микробы, которые сегодня резистивны к антибиотикам.

Мы создали как раз вместе с Вероникой Игоревной такую установку, которая, казалось бы, работает на противоположных принципах, к чему мы привыкли, но оказывается очень эффективной. Фемтосекундный лазер, например. Сегодня учёные могут делать такие короткие импульсы, что расстояние, которое в секунду проходит такой импульс, в десять раз меньше человеческого волоса. Это тоже открывает совсем иные возможности и в офтальмологии, и в управлении клетками и многими-многими другими вещами.

В результате сегодня создана программа, я с Вами имел возможность её обсудить совсем недавно. И, по нашему мнению, эту программу хорошо бы как‑то поддержать, если это возможно, но она очень обширная. И физики с удовольствием работали бы над этой программой, это реальный шаг объединения трёх направлений – сельское хозяйство, медицина и естественные науки – в одну программу. И учёные будут работать тут вместе. Я убеждён, что это поможет делу.

В.Путин: Спасибо, Владимир Евгеньевич.

Алексей Евгеньевич, пожалуйста.

А.Репик: Уважаемый Владимир Владимирович! Сегодня обе темы крайне важные, и, конечно, низкая производительность труда – это один из основных ограничителей выполнения поставленной Вами задачи обеспечения роста российской экономики. Но, отвечая за развитие нового цифрового здравоохранения в рамках HealthNet Национальной технологической инициативы, всё-таки позволю себе предметно остановиться на первом вопросе, связанном с приоритетным проектом здравоохранения. То, о чём сейчас говорил руководитель Российской академии наук, – это крайне важно, потому что новые технологии, такие, в частности, как электронные данные в медицине, – это яркий пример конвергенции медицины и других наук, в частности информационных технологий.

Сейчас в мире растёт конкуренция среди технологий, групп и даже стран уже не по сбору данных, а по их обработке и внедрению в практику результатов анализа. В конечном счёте важны не сами данные, а механизм принятия медицинских решений на основе созданного с помощью искусственного интеллекта алгоритма. Искусственный интеллект в данном случае самообучается в процессе анализа. То есть на базе большого массива исторических данных он учится распределять объекты по однородным группам и выделять все параметры, которые влияли на значимые изменения состояния здоровья каждого из объектов.

При этом чем больше объём информации проходит через систему, чем лучше настроен этот алгоритм (в частности, в рамках Национальной технологической инициативы уже есть команды не только обладающими необходимыми для этого знаниями, но и международными патентами), тем правильнее будет решение. Поэтому очень важно разработать формат данных, очень важно качество данных, для того, чтобы алгоритмы работали и стали не заменой врачу, а помощником, как микроскоп не заменяет зрение, а даёт дополнительный инструментарий.

Здесь важно учитывать развитие сенсорики нового поколения, датчиков обратной связи и, как следствие, ожидаемый качественный скачок в процессе сбора медицинских данных. При этом, Владимир Владимирович, очень важно, что согласно Вашему поручению до конца 2018 года доступ к широкополосному интернету будет обеспечен во всех медицинских учреждениях, и это позволит, чтобы система уже зажила по-настоящему. Ведь этот доступ нужен не для того, чтобы больница между собой в компьютерные игры играли, а для того, чтобы как раз на основе этих данных мы получили решения, которые приведут к основному – к КПЭ, к тому, как сказала Вероника Игоревна, – к повышению продолжительности и качества жизни россиян.

Оно неизбежно случится, если эта система заработает. Поэтому я бы за то, чтобы воспользоваться преимуществами российской медицины, а у нас есть целый ряд конкурентных преимуществ. Например, коллеги из Китайской Народной Республики запустили сходные проекты, вбросили в это миллионы долларов, но не имеют тех преимуществ, качеств нашей классической медицины и поэтому вынуждено отстают.

Кстати, подтверждением качества нашей классической медицины является и рост спроса на экспорт наших медицинских услуг, о котором говорила Вероника Игоревна. Поэтому я бы просил, Владимир Владимирович, поручить Минздраву при участии HealthNet (HealthNet – это проект совместно с Минздравом) запустить пилот в ряде субъектов по сбору качественных данных, с которыми можно будет работать, – не мусорных, а по-настоящему выводящих нас на решения.

Наверно, конечно, принимая во внимание то, что эти данные всё-таки вещь чувствительная, эти медицинские данные требуют серьёзной осторожности в работе с ними. Здесь можем воспользоваться опытом госкорпорации «Ростех», которая как раз работала в рамках постановления № 2424 над единой государственной информационной системой здравоохранения, – выйти на решения, которые появятся в арсенале каждого врача. Всё это будет подспорьем и для Министерства здравоохранения, и для Правительства, чтобы Россия стала лидером на этом направлении, а качество жизни граждан и продолжительность жизни повысилась даже за пределами тех 76 лет, о которых говорила Вероника Игоревна.

Спасибо.

В.Путин: Ольга Юрьевна, пожалуйста.

О.Голодец: Уважаемый Владимир Владимирович! Хотела бы вернуться к теме производительности труда, потому что, мне кажется, мы сегодня не обсудили один аспект этой проблемы, который представляется крайне важным. Производительность труда – это категория всё-таки экономическая. Когда предпринимателю становится выгодно сделать техническое перевооружение, изменить ручной труд, человеческий труд на механизм машин, то он это делает. Мы это видим по нашим отчётным данным.

Например, в 2013 году после того, как был повышен тариф на места с вредными и опасными условиями труда, началось резкое сокращение этих мест. И за истекший период число мест с вредными и опасными условиями труда сокращено на 800 тысяч. То есть столько людей удалось вывести из вредных и опасных условий только благодаря тому, что был изменён вот такой тариф.

На сегодняшний день такая ситуация с производительностью труда во многом складывается оттого, что мы отстаём от своего же графика по повышению минимальной оплаты труда из-за того, что у нас занижена стоимость труда в низовом секторе. Мы видим, например, за прошлый год у нас сменили работу 28 миллионов человек, то есть почти треть. Люди спокойно уходят с предприятия и спокойно устраиваются. При этом безработица у нас не выросла. Через службу занятости мы трудоустроили целевым образом четыре миллиона человек, и у нас число предложений по вакансиям ни разу не сократилось меньше 900 тысяч, то есть там по периодам бывает один миллион, 900 тысяч, но меньше она не сокращается.

Поэтому сейчас важнейшей темой, чтобы синхронизировать эти процессы по производительности труда, надо вернуться к теме, когда мы повышаем, – у нас было соглашение о том, что мы вернёмся к теме повышения МРОТа, и повышение МРОТа сразу даст нам вывод из нашей системы самых низкопроизводительных рабочих мест. И в этом смысле мы готовы разработать и оказать всяческое содействие для того, чтобы эти люди были вовремя переобучены, заблаговременно и чтобы они не почувствовали никаких сложностей в связи с создавшейся ситуацией. И прошу Вас, Владимир Владимирович, дать поручение в том числе Министерству труда, потому что это ключевой вопрос дальше по производительности.

В.Путин: Хорошо, спасибо.

Хочу поблагодарить всех коллег, которые выступали, прежде всего тех, которые готовили сегодняшнюю нашу встречу и обсуждение.

Безусловно, вопросы ключевые – и здравоохранения, и повышения производительности труда, потому что без решения вопросов в этой сфере мы вообще никуда двигаться дальше не сможем и развития никакого не будет. Нужно только, чтобы наши с вами разговоры, хорошие планы и начинания не повисли в воздухе, поэтому я не случайно спрашивал у министров, как они планируют, как они видят дальнейшую работу по этим направлениям, реализацию, сроки.

И прошу Дмитрия Анатольевича на одной из наших с Вами регулярных встреч, которые у нас проходят часто без средств массовой информации, тем не менее на одной из встреч вернуться к этому вопросу. Прошу Вас взять это под контроль с тем, чтобы все сроки были соблюдены, и качество тех мероприятий, которые намечены, было обеспечено.

Спасибо большое.

Источник http://www.kremlin.ru/events/president/news/54079#sel=98:1:7a,98:2:a7

 
 
SM

Головной офис:

350001, г. Краснодар, ул. Адыгейская Набережная, 98

Наши контакты:

Тел.: (861) 2002-832
Факс: (861) 2002-831
E-mail: akosta@akosta.net