Курсы валют ЦБ РФ Дата и время
Покупка
Продажа
Покупка
Продажа

Процедура отчуждения долей ООО (до и после 1 июля 2009 года)

Среди множества вопросов, затрагиваемых новым законом, основное место занимает революционное изменение норм, регламентирующих распоряжение долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью или частями таких долей.

Новая редакция ст.21 Закона об ООО, полностью посвященной этому вопросу, занимает более четверти всего текста Закона № 312-ФЗ, а сама эта статья из девяти пунктов в прежней редакции разрослась до восемнадцати.

При рассмотрении новелл, связанных с распоряжением долями в уставном капитале, можно выделить несколько ключевых моментов. 

Во-первых, это условия, предшествующие распоряжению, например, необходимость соблюдения преимущественного права покупки доли другими участниками ООО или получения в некоторых случаях их согласия на распоряжение либо согласия на это самого общества, а также сама возможность отчуждения доли, которая может быть исключена уставом общества. 

Во-вторых, это процедура распоряжения, т.е. та совокупность действий, по совершении которых только мы и можем достоверно говорить о том, что доля перешла от прежнего ее обладателя к новому, и что права этого последнего в достаточной мере защищены и не могут быть никем оспорены. Наконец, в-третьих, сюда же относится и решение тех проблем, которые возникают в случае каких-либо отклонений от нормальной процедуры отчуждения доли и, в частности, вопросы, связанные с добросовестным приобретением долей в уставном капитале ООО или частей таких долей. 

Всем этим моментам посвящено немало внимания в новом законе, однако, ограниченные жанровыми и пространственными рамками, в настоящей статье мы сосредоточимся лишь на втором вопросе — собственно на процедуре распоряжения, исходя из того предположения, что все необходимые условия, предшествующие ему, (направление другим участникам предложения о реализации права преимущественной покупки и т.п.) выполнены надлежащим образом.

Процедура отчуждения долей до 1 июля 2009 года.

Прежде всего, вспомним, как выглядит процедура отчуждения доли (или части доли — в данном контексте это отличие несущественно, так что в дальнейшем отдельно оговариваться об этом не будем) в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью в рамках старой процедуры, действующей до 1 июля 2009 года.

Первым шагом на пути отчуждения доли является заключение договора об отчуждении. Это может быть любой договор о распоряжении имуществом — договор купли-продажи, как наиболее распространенный случай, дарения, мены и т.п. П.6 ст.21 Закона об ООО содержит лишь одно обязательное требование к договору об уступке доли — составление его в простой письменной форме под страхом недействительности договора при ее несоблюдении. Лишь в качестве допустимой опции дозволяется уставом общества предусматривать необходимость нотариальной формы такого договора, однако, по нашим наблюдениям, совсем немногие ООО пользуются этой опцией. 

Отечественное гражданское законодательство под простой письменной формой понимает заключение договора как минимум тремя различными способами: во-первых, это всем известное и хорошо знакомое заключение договора путем составления единого документа, в котором выражена воля обеих сторон; во-вторых, это может быть договор, заключенный путем обмена документами, каждый из которых выражает волю лишь одной стороны на заключение договора (п.2 ст.434 ГК РФ); наконец, в-третьих, письменная форма договора считается соблюденной даже в том случае, когда имеется лишь один письменный документ, выражающий волю стороны лишь одной стороны на заключение договора, т.е. фактически предложение заключить договор, а вторая сторона в сроки, оговоренные в таком предложении, совершает действия по исполнению такого предложения, например, уплачивает оговоренную денежную сумму (п.3 ст.434 и п.3 ст.438 ГК РФ). 

Таким образом, до 1 июля 2009 года для совершения уступки доли в уставном капитале общества достаточным мог бы быть документ, который в обыденном представлении довольно сложно даже назвать договором, тем более, если неизвестны иные фактические обстоятельства, сопутствующие его появлению (например, неизвестно, имеется ли встречный документ второй стороны и совершались ли какие-либо действия по исполнению этого договора).

Следующим этапом в процедуре отчуждения доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью до 1 июля 2009 года является уведомление общества о состоявшейся уступке. 

В соответствии с абз.2 п.6 ст.21 Закона об ООО «приобретатель доли (части доли) в уставном капитале общества осуществляет права и несет обязанности участника общества с момента уведомления общества об указанной уступке». К этому уведомлению закон также предъявляет только одно-единственное требование — его письменной формы. 

Не определяется, ни кто из сторон должен направлять такое уведомление — отчуждатель доли или приобретатель, ни в какой срок должно состояться такое уведомление, ни его точное содержание, ни порядок уведомления — например, кому оно должно быть подано. Более того, судебная практика зачастую не требует даже наличия такого уведомления как отдельного документа, а устанавливает, что, если общество каким-либо образом узнало о состоявшейся уступке, оно более не может не признавать приобретателя доли своим участником. 

Вследствие этого, например, если одной из сторон договора являлось лицо, выполняющее одновременно функции единоличного исполнительного органа общества, признается, что уведомление состоялось непосредственно в момент заключения договора об уступке доли.

Следующий шаг — внесение изменений в сведения об участниках общества, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ). В соответствии с п.5 ст.5 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон о регистрации) в течение трех дней со дня изменения сведений об обществе, оно обязано сообщить об этом в регистрирующий орган, т.е. в территориальный орган Федеральной налоговой службы России. 

Такое сообщение производится в порядке, установленном для внесения в ЕГРЮЛ изменений, не связанных с изменением учредительных документов юридического лица, т.е. в регистрирующий орган направляется заявление о регистрации формы Р 14001 с заполненными листами Г или Д (соответственно, для участников ООО — юридических и физических лиц) по числу всех участников общества — как прежних, так и новых. Это заявление подается руководителем общества, чья подпись на заявлении удостоверяется нотариусом.

Наконец, завершающим аккордом выступает внесение изменений в учредительные документы общества, которые в соответствии с п.1 и 2 ст.12 Закона об ООО должны содержать сведения о составе участников общества, размерах и номинальной стоимости их долей в уставном капитале. Такие изменения вносятся в общем порядке, т.е. через созыв общего собрания участников, на котором квалифицированным большинством голосов принимается решение о внесении этих изменений. 

При этом, согласно п.4 ст.12 Закона об ООО, требуется еще одна регистрация — теперь уже изменений, связанных с изменениями в учредительных документах юридического лица. Осуществляется она путем подачи руководителем общества в регистрирующий орган заявления по форме Р 13001, решения о внесении изменений и самого текста изменений. В отличие от первой регистрации, здесь уже подлежит уплате государственная пошлина, соответственно, в комплект необходимых документов входит и квитанция об ее уплате.

Проблемы, возникавшие до 1 июля 2009 года.

Такова идеальная картина процедуры отчуждения доли в уставном капитале ООО до 1 июля 2009 года при условии полного согласия всех участвующих лиц и отсутствия какого-либо противодействия с чьей бы то ни было стороны. Однако такая ситуация имеет место совсем не часто. 

В природу права, как и любой иной социальной регулятивной системы, изначально заложена возможность его нарушения, совершения действий, противоречащих нормативным предписаниям, и показателями качества правового регулирования являются, во-первых, эффективное предупреждение таких нарушений, а во-вторых, не менее эффективное реагирование на них с целью приведения фактических обстоятельств в соответствие требованиям права.

Ни с той, ни с другой точки зрения, ранее действовавшая система не может быть признана удовлетворительной.

Прежде всего, предупреждению нарушений при отчуждении долей в уставном капитале ООО, как и при распоряжении любым другим имуществом, должно служить четкое определение момента перехода имущества от одного лица к другому, т.е. того момента, когда отчуждатель перестает быть участником, а приобретатель становится таковым.

  Теоретически, таким моментом мог бы быть момент совершения любого из этапов отчуждения, описанных выше — и момент заключения договора, и момент уведомления общества, и момент регистрации изменения состава участников в ЕГРЮЛ, и момент внесения (или — как пятый вариант — регистрации) изменений в учредительные документы.

Более того, с учетом публичного характера регистрации среди обычных граждан распространено представление о том, что именно записи в ЕГРЮЛ имеют определяющее значение для установления состава участников общества, а значит, именно момент регистрации является решающим.

Однако законодательство, действующее до 1 июля 2009 года, существенно ограничивает перечень обстоятельств, с которыми может быть связан переход доли в уставном капитале: исходя из положений процитированного уже абз.2 п.6 ст.21 Закона об ООО можно предположить, что моментом перехода доли может быть либо момент заключения договора об уступке, либо момент уведомления о ней общества. 

В пользу второго толкования свидетельствует то простое рассуждение, что что же это за право, которое не может быть осуществлено, а следовательно, раз до момента уведомления, приобретатель не может осуществлять права участника, он участником и не является. Аргументы в пользу первой точки зрения, однако, представляются более убедительными. 

Так, используя грамматическое толкование абз.2 п.6 ст.21 Закона об ООО, можно отметить, что закон требует уведомить о состоявшейся — в прошедшем времени — уступке, т.е. о такой, которая имела место до уведомления. Кроме того, абз.2 п.2 ст.48 ГК РФ прямо квалифицирует права участника ООО в отношении общества как обязательственные (хотя это положение далеко не единогласно принимается всеми юристами, но dura lex – sed lex), а значит, к уступке этих прав с полным основанием можно применить правила, касающиеся уступки требований по обязательствам.

 Здесь же — точно так же, как и в случае с долями в уставном капитале — законодатель разделяет момент уступки требования (цессии), которая происходит в момент заключения соответствующего договора, и момент, с которого цессионарий. т.е. приобретатель права, может им пользоваться — это момент уведомления должника о состоявшейся уступке (п.3 ст.382 ГК РФ). Как видим, ситуация совершенно тождественная: сначала происходит уступка, а уже затем — уведомление о ней, после которого только и имеется возможность воспользоваться уступленным правом. 

Таким образом, наиболее верным представляется утверждение о том, что доля в уставном капитале ООО переходит от отчуждателя к приобретателю с момента заключения договора об уступке. Но при любом толковании, уж если, помимо договора, было еще и уведомление общества, то тут уж в том, что переход доли состоялся, никаких сомнений более не остается.

Как видим, последующие шаги — такие, как регистрация изменений в ЕГРЮЛ либо внесение изменений в учредительные документы, никакого значения для перехода доли в уставном капитале до 1 июля 2009 года не имеют. Как следствие, вполне возможна такая ситуация, когда доля уже принадлежит новому участнику, а по данным реестра состав участников все еще не изменен — по разным причинам — от элементарного разгильдяйства до сознательного отказа руководителя общества сообщать о произошедшей уступке регистрирующему органу, например, в связи с имеющейся личной неприязнью между ним и участником, продавшим свою долю, или ее приобретателем. 

Безусловно, такой руководитель может быть привлечен к административной ответственности, но это лишь косвенный способ воздействия, сам по себе никак не защищающий нового участника. Предъявление же исков в суд о понуждении к представлению сведений в ЕГРЮЛ хотя и встречается на практике, остается весьма проблематичным, еще более проблематично принудительное исполнение решений по таким делам.

Еще сложнее защитить приобретателя доли, если другие участники отказываются проголосовать за внесение изменений в учредительные документы общества. Понуждения к голосованию на общем собрании участников, тем более к голосованию определенным образом, наше законодательство не допускает.

Более того, даже если приобретателю удастся внести изменения в устав, то это еще не означает, что ему удастся изменить и учредительный договор, ведь если для изменения устава требуется большинство в 2/3 голосов, то для изменения учредительного договора необходимо единогласное голосование. Таким образом, участник общества, обладающий самой минимальной долей, может заблокировать внесение изменений в учредительный договор.

SM

Головной офис:

350001, г. Краснодар, ул. Адыгейская Набережная, 98

Наши контакты:

Тел.: (861) 2002-832
Факс: (861) 2002-831
E-mail: akosta@akosta.net